Архив рубрики: Без рубрики

<

Водолаз

Кто-о-о проживает на дне океана? Об этом точно знает водолаз! А ещё он знает, что такое барокамера и десатурация. Дресс-код в этой профессии космический – скафандр, а язык похож на язык глухонемых. Но сможете ли вы догадаться, что роднит исследователя глубин с физиком и медиком? А что отличает профессионального водолаза от дайвера? Сергей Кравцов обо всём вам расскажет!

Корреспондент – Александра Зинова

  •  
  •  
  •  
<

Запись 5

шроифысидлотфывсльджыфв

 

      09_Tuttles

 

quote

Рейдеры – одиночные вооруженные суда,
предназначенные для нанесения урона морским коммуникациям вражеской стороны.

Рейдер – специалист, нередко преступный,
по организации смены собственников предприятия

 

Цитата с обтеканием

Совершенно верно! Феномен популярности его текстов не в последнюю очередь связан с гениальным умением этого автора расслышать и передать тот усредненный, лишенный многих стилистических оттенков язык, в котором с легкостью необыкновенной смешиваются клише и штампы, заимствования и жаргонизмы.

quote
Ему эти слова кажутся стилистически абсолютно нейтральными. Но язык и это переживет. Более того, способность обживать заимствования, жаргонизмы, слова разных стилей речи – универсальный признак живого и развивающегося языка.

Язык его произведений – эдакая смесь «среднепереводческого, среднелоточного, среднеинтернетовского» и «английского с нижегородским». Но ведь на таком языке говорим все мы, сегодняшние! Причем говорим практически в любой, как выражаются лингвисты, коммуникативной ситуации. Потому подросток, сообщающий бабушке о необходимости апгрейда и тюнинга, сегодня мне кажется вполне реальным. Ему эти слова кажутся стилистически абсолютно нейтральными. Но язык и это переживет. Более того, способность обживать заимствования, жаргонизмы, слова разных стилей речи – универсальный признак живого и развивающегося языка. В противном случае язык мумифицируется, коснеет. И русскому языку, слава богу, это совершенно не

грозит
.

  •  
  •  
  •  
<

Запись 4

Разбирая семейный архив, я наткнулась на пожелтевший от времени листок в узкую линейку. На нем детским почерком были неровно написаны в два столбца разные слова. С одной стороны – папа, мама, дедушка Ленин, пионеры, мир, солнце, море, космос, Родина, колбаса. С другой – война, фашисты, предатели, браконьеры, двойки, пьяницы, хулиган, очередь, дефицит, тараканы.

Нам
не дано предугадать,
как слово наше отзовется...

Почерк был знакомый и незнакомый одновременно. Я силилась что-то вспомнить, как вдруг память мне услужливо выдала подробности того далекого вечера. Ребята во дворе играют в снежки. Я — ученица второго класса, но вопреки ожиданиям родителей учусь неважно. Мама с папой спорят о моем воспитании. Наконец, они решают дать мне задание по «русскому». Оно оказывается очень интересным – написать из головы на листочке по 10 слов – плохих и хороших. А потом можно бежать на улицу и играть в снежки…
Признаться, я ни разу в жизни до этого дня не вспоминала про то необычное задание.
Зато теперь, держа в руках этот старый тетрадный листок, понимаю, что дело было, конечно, не в русском языке. Мои родители хотели понять, что у меня творится в голове и на душе — им было важно знать, в каком мире живет их ребенок.

pushkin

Я рассказала про свою находку приятельнице – педагогу-психологу, и она уверила меня, что этот прием широко известен в педагогике и называется «ассоциативный эксперимент». Он действительно, как лакмусовая бумажка, выявляет все те социальные изменения, которые переживает общество по мере своего развития. Ну и то, в какой семье растет ребенок, конечно.

Кто
с мечом к нам
придет,
тот от меча и
погибнет...

Закончив разговор, я не удержалась от соблазна дать такое же задание своему сыну-восьмилетке. Довольно долго ему ничего не лезло в голову, но потом он сосредоточился и втянулся в игру. Итак, к хорошим словам он отнес следующие: «пииспи», мама, папа, Бог, река Нева, море, машина, милиция, пожарная, скорая, строители. А к плохим — наркоманы, алкоголики, бомжи, рейдер, мошенник, спирт, химия, консерванты, красители, метеориты, изнасиловать, педофил, плохие передачи.

Закончив разговор,
я не удержалась от соблазна дать такое же задание своему сыну-восьмилетке.
Хулиганы превратились в насильников, а фашисты — в педофилов. Страшнее «двоек» стали «плохие передачи», в которых показывают, по словам ребенка, кровь, чудовищ и убийства. Откуда взялись метеориты? Увы, это уже не радость освоения Космоса, это — массовое ожидание конца света. «Земля столкнется с метеоритом, и от нас ничего не останется», — объяснил это слово сын.

Химия. Для меня это был лишь сложный предмет. Для наших детей — это страшные буквы «Е» на упаковках продуктов и постоянные наставления родителей: «Не ешь (не пей) это, там сплошная химия!» Консерванты и красители — из той же оперы! Зато в прошлом остались тараканы и дефицит. Это и понятно — сегодня такая химия кругом, что

тараканы
 стали в дефиците.

 

[qzzr quiz=’281201′ width=’100%’ height=’auto’ redirect=’true’ offset=’1′]

  •  
  •  
  •